ДЕМО Косплей Сергея Юркина (книга первая). Чужая шкурка

Косплей Сергея Юркина (книга первая)

Чужая шкурка.

Скачать doc

Откуда печаль в корейских глазах?

с утра не нашел он чего-то в штанах…

Колготки поправь, затяни туже лифчик,

И вновь к горизонту на полных парах!

 

Место действия: Небольшой круглый кинозал. В воздухе чувствуется слабый запах синтетической обивки и пыли. Ряды синих кресел с высокими спинками уходят вверх крутым амфитеатром. Все они заполнены молодыми юношами и девушками. Свет в зале выключен. На экране демонстрируется фильм. Яркие, насыщенные цвета. Сменяющие друг друга изображения природы и строений с крышами восточных пагод. 

«…Основным источником информации о ГуаньИнь является «Саддхмапундарика-сутра», в которой описываются тридцать два основных облика этой бодхисаттвы. В буддийской традиции бодхисаттва ГуаньИнь занимает одно из центральных мест. Её имя обычно переводится как «Слушающая звуки мира». Канон изображает бодхисаттву в женском обличии, что является наследием добуддийских представлений о ГуаньИнь…»

Сижу в мягком, удобном кресле и чуть дремлю в темноте, смотря сквозь полуприкрытые веки кино, которое крутят на экране. В нашем институте — «неделя Кореи». Сегодня очередные «запланированные мероприятия». Представляют фильм о пантеоне страны Утренней свежести, который привезла с собою её делегация. В Сеульском университете есть кафедра русского языка. Её-то ученики и сделали перевод к этому фильму. Нормально сделали. Голос за кадром идёт ровно, «без затыков» и внезапных речевых конструкций. Профессионально сделано. Если бы не лёгкий акцент переводчика, то можно подумать, что текст читает «носитель языка». Почему я об этом сужу? Потому что сам, без пяти минут, переводчик. Я, Сергей Юркин, двадцати одного года отроду, студент Московского института иностранных языков. Четвёртый курс, переводческий факультет, кафедра восточных языков. Изучаю английский и японский языки. А ещё факультативно: корейский, французский и немецкий. «Побаловался» немного итальянским и испанским. Как мне это удаётся? Всё просто. Я полиглот. Языки даются мне легко и непринужденно. Я не сижу, проводя дни и ночи над учебниками и словарями, тупо зубря, как другие студенты. Правила грамматики, значения слов и их произношение укладываются в моей голове легко и ровно. Без всякого напряжения и «умственного драйва». Спасибо за это моей маме. За то, что родила меня такого, и за то, что всегда считала, что её единственный и горячо любимый сын — талантлив. С самого раннего детства она таскала меня по всяким кружкам и студиям, пытаясь найти для меня то занятие, в котором бы я смог выразить себя и сделать окружающий мир прекраснее. Ребёнком я был послушным, маме не перечил, и поэтому к третьему классу средней школы я уже был апробирован: в изостудии, в кружке художественной лепки, в секции плавания, в коллективе русского народного танца, в хоре, в театральном и шахматном кружках, в студии балета и игре на балалайке. В балет меня, как я сейчас думаю, слава богу, не взяли, а вот балалайка получила дальнейшее развитие в виде музыкальной школы по классу фортепиано. В ней я и «осел», отучившись целых пять лет. Подозреваю, что если бы не надежда на то, что я стану знаменитым музыкантом, мама потащила бы меня дальше. Там были ещё спортивные танцы, фигурное катание, спортивная гимнастика… Если «внимательно так подумать», то сидеть за роялем гораздо лучше, чем сигать где-то по льду с риском свернуть себе шею на каждом прыжке. Или выдрыгиваться на паркете, получая растяжения рук, ног, шеи и всего остального. А рояль — солидный инструмент, приятный звук. Плюс чёрные фраки, белые рубашки, камерная атмосфера… Совсем интересно с музыкой стало, когда я освоил синтезатор. Это вообще — «чума»! Считай, у тебя целый оркестр под руками! Хочешь — орган, хочешь — скрипка, хочешь — акустическая гитара с нейлоновыми или стальными струнами… Плюс ещё, оказалось, что подзаработать с этой «машинкой» вполне даже просто и реально. Вещь достаточно компактная, нетяжёлая, легко можно взять куда-нибудь с собою. Это вам не концертный рояль или пианино. Я, поступив в институт, почти сразу же познакомился с ребятами, у которых уже была своя рок-группа. И даже ещё не закончив первую сессию, сразу с ними — по свадьбам, по дням рождения, по кабакам… Лабали «живую музыку», своё, и так- «под заказ». Очень кстати я парням пришёлся. Хороший «клавишник», да на синтезаторе, да с образованием, он ведь что угодно сыграть сможет! А мы ж с ними ещё все с института иностранных языков. Спеть хит на английском? Ноу проблемс, как говорится! Итальянское диско? Да запросто! Бабки только платите!

Правда, на других языках, кроме английского, исполнение как-то особо не заказывали. Ну почти не заказывали… Итальянское диско, Челентано там, да, бывало. Иногда на французском. Причём, такое впечатление, что из всех французских исполнителей народ у нас знает только Мирей Матье. Но её реально сложно повторить. У неё ж голосина-то: дай боже каждому нашему «российскому фанерщику», от него хоть четвертушку. Но раз «заказывают»- нужно держать марку и исполнять. Оленька, наша солистка, и исполняла. А если точнее — пыталась. Хе-хе… Мирей, наверняка бы перекосило, если б услышала. Да ладно, с неё не убудет! Можно сказать, что мы её популяризировали в окрестных кабаках. Выводили русский народ на новый эстетический уровень! Всё это, конечно, хи-хи да ха-ха, но мне такое времяпровождение и заработок — абсолютно не «в лом». Учёба много времени у меня не занимает, а в кабаках часто бывает весело. Полно девушек, ищущих приключений. Иногда — танцы на столах. Иногда — драки. Или там отколет кто чего, новенького — неожиданного. Например, в Хогвартс сквозь стену проходить начнёт… Не, пьяные рожи, заказывающие одно и то же, они, конечно, надоедают, но если промежать кабаки детскими утренниками и собственными концертами, да ещё выступлениями на разных рок-сборищах, то, в общем-то, никаких душевных напрягов. И при всей своей внешней неэстетичности, пьяные рожи — люди весьма и весьма щедрые на деньги. А деньги — они всегда нужны. Особенно молодому парню. Не сидеть же на родительской шее? Я уже, считай, совсем взрослый. Живу уже четыре года сам, в общаге, без родителей. Ещё один год учёбы — и у меня будет профессия, которой стану зарабатывать себе на жизнь. Нет, можно было бы, конечно, подрабатывать и переводами… Я так иногда и делаю. Но это скучно. Под музыку, с ребятами «косить капусту» гораздо веселее. Да и потом? Я зря, что ли, в музыкальной школе, пять лет зад отсиживал? Что, вот так вот взять и выкинуть всё? Пусть хоть какая-нибудь да отдача будет…

Как я вообще попал в институт иностранных языков после музыкальной школы? Очень просто. Опять — спасибо маме. Учительница в школе как-то на родительском собрании сказала ей, что у меня «хорошо идёт» английский. И я тут же получил от мамы дополнительную нагрузку! В виде индивидуальных занятий с учителем английского языка. Мотивационный посыл был прост: мол, когда я буду ездить с концертами по Европе, то мне, знаменитому пианисту, знание английского очень и очень пригодится. Ну, ладно… Маму я привык слушаться. Стал учить английский. Тут-то внезапно и выяснилось, что у меня не только английский «идёт». Учитель, крупная такая тётя в возрасте и с большим педагогическим опытом, посмотрела на мои успехи, посмотрела и вдруг подсунула мне немецкий. На котором я «залопотал» без особого труда. Что немецкий, что английский, мне было особо без разницы. Помню, меня тогда сильно смешили немецкие слова. Бесконечно-длинные, составленные из трёх-пяти нормальных, коротких слов.

— У вашего мальчика отличные способности к языкам, — строго смотря на неё поверх своих очков с толстыми стёклами, сказала маме репетиторша, — несомненно, это талант! Думаю, вашему мальчику нужно всерьёз подумать о карьере переводчика…

Мама была в восторге! Она знала, что её сын талантлив, а тут такое подтверждение! И это вам не грамота с конкурса балалаечников, а ЯЗЫК! Да ещё и не один! На тот момент в музыкальной школе, я особых звёзд с неба не хватал. Отличник, хорошист — да. Но, слово «талант» учителя в связке с моим именем и фамилией не использовали. Обычно говорили: «хороший мальчик». Думаю, что маме, наверное, тогда, после слов репетиторши представилось, как я работаю переводчиком при каком-нибудь нашем посольстве в Европе или Америке. Что-то вроде такого:

…Серый двухэтажный особняк, с тонированными стёклами больших окон, ярко-зелёная лужайка коротко подстриженной травы перед ним. Серого чугуна, ажурная ограда, окружающая особняк… Её сын ездит на дорогих иностранных машинах с дипломатическими номерами… Переводит на важных международных встречах, стоя за спиною президента и наклоняясь к его уху…

В общем, вопрос, куда я поступаю после школы — в консерваторию или институт иностранных языков, решился очень быстро. Куда? Конечно же, в институт! Музыканты нынче нищенствуют, а «языки» — перспективно и доходно. И мир можно посмотреть… И за границей можно жить остаться…

— Ес! Ов кос! — ответил я маме, соглашаясь с её решением. Хорошо зарабатывать и путешествовать — это здорово! На это я был согласен. Хотя, бросать музыку было жалко. Но я тогда подумал, что вполне можно ею заниматься самостоятельно, сделав её просто своИмХобби. Профессия в жизни должна быть надёжной. А музыка будет для души.

С выбором кафедры мне помог отец.

— Смотри, — сказал он, — английский у нас нынче учат кому только не лень. Все вагоны в электричках листовками курсов уклеены. Что из этого следует? Следует из этого то, что в этом сегменте рынка большая конкуренция. У нас, с мамой, увы, нет таких знакомств, чтобы в «дипломатичку» тебя запихнуть. Сам знаешь, не маленький уже, что на «хорошие места» сейчас попадают лишь «по знакомству». А в «дипломатичке»вообще всегда так было. Даже при Советском Союзе. Поэтому, если кто-то будет знать язык хуже тебя, но у него будет блат, возьмут его. Лишь под тем предлогом, что он что-то там мычит и у него есть какие-то левые корочки с курсов. А ты, если сам туда как-то «влезешь», будешь работать за гроши, да ещё за себя и за того мычащего парня. Потому что взяли тебя не по знакомству, а с улицы. Благодарен должен быть. Понимаешь? Пока ты там связями обзаведёшься, пока вырастешь, полжизни пройдёт. Стоит ли такая овчинка выделки? Раз у тебя так хорошо идут языки, попробуй тогда какие-нибудь более экзотические и трудные. Например, восточные. Регион активно развивается. Китай, точно станет скоро сверхдержавой, Корея и Япония — кузницы технологий. Думаю, что со связкой из языков: английский — китайский, английский — корейский или английский — японский — ты точно не пропадёшь. Если всё сложится, заключишь договор непосредственно с иностранной фирмой, минуя наш «блатняк». Чтобы не быть потом, по гроб жизни, кому-то обязанным…

Ну я послушал отца и попробовал. Получилось! Вполне возможно, что тут сыграло роль то, что я до этого занимался музыкой. Восточные языки, они ведь «модуляционные». От интонации, с которой произнесена фраза, зависит смысл сказанного. Я слышу все тональности без проблем. Для других же, занимающихся вместе со мною, это что-то вроде шаманизма. По десять раз слушают, прежде чем услышат различие в произношении. А я — с первого раза. В общем, мне моё будущее понятно. Это восток. Либо Корея, либо Япония. Поэтому я учусь, делая упор на изучении этих двух языков. Но, в основном, больше на японский. Была ещё у меня идея учить китайский, чтобы потом «замутить» в Китае что-то типа своего бизнеса, но от этой идеи я отказался. Отказался не от идеи бизнеса, а от изучения китайского, потому что возник ряд причин. Во-первых, в нашем институте его попросту не преподают.

На вопрос «почему?», заданный ректору на его встрече с первым курсом, тот хитро улыбнулся.

— А зачем вам? — спросил он.

— Ну, а как же? — недоумённо вопросили из зала, — все знают, что скоро весь мир будет говорить на китайском…

— То, что весь мир будет говорить на китайском, абсолютная чушь! Никогда такого не будет! — категорическим тоном ответил ректор. — Подобное говорят поверхностные люди, которые не являются языковедами и не представляют себе реального положения вещей. Не повторяйте чужих глупостей. Изучить английский — трудно, изучить японский — очень трудно, изучить китайский — архитрудно! Иероглифическая система китайской письменности невероятно сложна и громоздка в написании. Она совершенно не подходит для современного мира, в котором скорость и лаконичность передачи информации является основной установкой развития общества. Вы просто не представляете: насколько это сложно что-то написать на китайском языке! К тому же, в Китае из-за множества народностей, составляющих китайскую нацию, существуют десятки наречий, зачастую кардинально разнящихся между собой. Причём настолько, что люди из разных провинций иногда просто не понимают друг друга, хотя все они живут в одной стране и говорят на одном языке — китайском. И это у них считается нормальным… Несмотря на то, что болтают в наших СМИ о необходимости учить китайский, в реальности всё больше и больше самих китайцев учат английский, который является общепризнанным языком международного общения. Вы сами сможете в этом убедиться, побывав в Китае. Зная английский, вы гораздо быстрее найдёте там себе китайского собеседника, чем пытаясь говорить на китайском. А главное, вы поймёте, что он вам сказал…

— Так что, — продолжил ректор, переждав смешки в зале, — вместо китайского, учите английский, и будет вам, как говорится, счастье… Но, конечно, если вы хотите быть китаеведом, то тогда вам, несомненно, нужен будет китайский язык. Однако повторюсь: в нашем институте его не преподают…

В общем, услышав сказанное ректором, я решил не торопиться и не «гнать коней к яру». Заглянул в учебники по китайскому — действительно, чёрт ногу сломит! Послушал диалекты — да, разные.

Это раз. Во-вторых, уже учась на втором курсе, удалось смотаться в Китай со знакомым отца, предпринимателем. Очень не понравилось. Шумно, людно, грязно. Прилетели в Пекин, выходим — а там, такой смог! Москва отдыхает! Видимость на дороге — не более ста метров, и дышать реально нечем.

Смог в Пекине

Может, конечно, там, где туристические отели и получше с экологией. Наверняка, получше, но друг отца прилетел «по делам», поэтому маршрут своего путешествия он проложил по трём промышленным центрам, там, где ему было нужно. Я, собственно говоря, и хотел их посмотреть в плане своего гипотетического бизнеса, поэтому и «упал ему на хвост» с помощью отца. Посмотрел. Посмотрел и понял, что жить мне тут совершенно не хочется. Ежу понятно, что через пару лет жизни в окружении миллионов чадящих труб и гор вонючих отходов любой человек получит себе какое-нибудь нешуточное заболевание. Зарабатывать деньги, чтобы потом отдать их все за лечение? Это не тот путь жизни, которым должен следовать разумный человек. Не, в Китае правительство, конечно, понимает, что нужно что-то делать. Но его указы о том, что свалки не должны превышать высоты шестнадцати этажей и располагаться не ближе чем в пятистах метрах от жилых домов… По мне, они только стимулируют мысль у граждан о том, что «пора валить»…

Потом я узнал про расстрелы… Нет, я конечно знал, что в Китае есть смертная казнь. Подробностей вот только не знал. Оказывается, что большинство приговорённых не просто расстреливают, а используют для общественного блага: пускают на органы. Чего, мол, добру пропадать? Причём график смертных казней подстраивается под график операций, а приговорённых перед расстрелом обследуют на предмет того, у кого какие органы можно взять. В зависимости от результатов обследования человеку стреляют либо в голову (если нужны внутренние органы), либо в сердце (если нужны роговицы глаз и тому подобное). Однако такого способа расставания с жизнью удостаиваются далеко не все казнимые. Есть некоторые органы, которые нужно извлекать быстро, а таскание мёртвых тел от расстрельной стенки к операционному столу требует времени и поэтому портит товар. Из-за этого некоторых не расстреливают, а просто потрошат. Примерно до 2007 года перед операцией делали анестезию, но потом решили, что это чрезмерный гуманизм и лишние расходы из бюджета. Поэтому теперь приговорённых лишь привязывают покрепче и поглубже заталкивают кляп…

Я как представил себе всё это — враз всё желание жить в Поднебесной у меня окончательно и пропало. Ну его нафиг, этот бизнес. Нет, я конечно согласен, что маньяки и убийцы должны нести заслуженную кару и пусть испытывают на себе всё то, что они творили со своими жертвами, но… Всё же это уже как-то слишком. В Китае, ведь если поймали пьяным за рулём, тоже — смертная казнь. Даже если ни на кого не наехал. В общем-то, да. Пьяный за рулём — убийца. Может, оно так и надо, но мало ли какие случаи бывают в жизни? Я тоже пару раз на байке своём рассекал после принятия пива. Ну, нужно было. Да, был не прав. Осознал и больше так стараюсь не делать. А попадись я на первом разе — разобрали бы нафиг на «запчасти», и осознать бы ничего не успел…

Короче говоря, кое-где в Китае дела творятся такие, что доктор Менгеле грустно завидует им со своей сковородки в аду, а я ориентируюсь теперь только на Японию и Корею. Больше на Японию. Вроде есть вариант пристроиться в российское представительство японской компании, торгующей системами автомобильной диагностики. Конечно, хотелось бы сразу уехать на работу в страну Восходящего Солнца. Там можно и язык мигом «поднять» да и просто пожить интересно будет. Я же не потому хочу уехать, что эмиграция — светлая мечта всей моей жизни. Меня и в России житьё-бытьё вполне устраивает. Просто это вопрос профессионального роста. Невозможно досконально изучить язык, не пожив несколько лет среди его «носителей» и не «погрузившись в среду». А я хочу стать профессионалом. Но, пока что есть, то есть. Если подвернётся нечто лучшее теперешнего варианта, переберусь туда. На моём курсе уже многие подыскивают себе место работы. Хороших мест мало… Усиленно «долблю» японский и параллельно слушаю бесплатные интернет-курсы по компьютерным технологиям. Курсы для того, чтобы в терминологии разбираться. Язык — это одно, толкование специализированных терминов — это другое…

На экране, между тем, продолжался фильм.

«…Обычные атрибуты ГуаньИнь: кувшин с веткой ивы, верёвка (символ спасения от бед), книга, чётки, посох, трезубец, юбка из тигровой шкуры (символ бесстрашия) …

Наиболее часто ГуаньИнь изображают с четырьмя руками, восемью руками и одиннадцатью ликами, тысячерукой, хотя канонами предусматриваются и более сложные изображения, вплоть до 84000-рукого и 84000-ликого… они практически не встречаются…

ГуаньИнь

У тысячерукого изображения на каждой ладони есть глаз. Ими бодхисаттва видит одновременно всех находящихся в беде в бесчисленных мирах Вселенной, этими руками она их спасает…»

Восемьдесят четыре тысячи рук! — изумлённо присвистнул я про себя, открывая глаза и разглядывая появившееся на экране изображение многорукой фигуры, — вот это ничего себе! Как столько можно нарисовать? А если разделить восемьдесят четыре тысячи на два… По две руки на один мир. Тогда получится, что существует сорок две тысячи миров! Здорово! Это же «тайное знание древних», прочитанное между строк! Можно будет потом где-нибудь при случае сумничать…

Я навострил уши, желая услышать ещё что-нибудь интересненькое, и уставился на экран, разглядывая изображение многорукой богини. В этот момент пошёл фрагмент из выступления китайских танцовщиц. Группа девушек изображали собой многорукую богиню. Зрелище было завораживающим.

 (от автора. Посмотреть можно тут —  http://www.youtube.com/watch?v=QwXpwu2FrJY )

«… в традиции Великого Белого Братства, ГуаньИнь известна как Вознесённая Владычица, которая занимает пост Богини Милосердия, так как она воплощает Божественные качества закона милосердия, сострадания и прощения. У ГуаньИнь было множество воплощений, предшествующих её вознесению тысячи лет назад, и она принесла обет бодхисаттвы- научить невознесённых детей Бога уравновешивать карму и выполнять божественный план, с любовью служа жизни и используя фиолетовое пламя посредством науки изречённого Слова…»

Что за «фиолетовое пламя»? — не понял я, — о чём это?

Но тут фильм закончился, и в зале плавно загорелся свет. Все стали аплодировать вышедшим на низенькую сцену к экрану его переводчикам — двум низко кланяющимся корейским девушкам и парню.

Ну, вот, — подумал я, щурясь от света и тоже, активно хлопая, — только заинтересуешься, как всё кончается. Впрочем, нужны мне сейчас эти боги… Нет, конечно, если собираешься жить в стране, то нужно знать её культуру и обычаи, чтобы где-нибудь по-глупому не попасть впросак. Но если сложить всех богов Кореи и Японии, так там же запросто — череп треснет! На память не жалуюсь, мозги у меня хорошие, но отнюдь не резиновые. Голову беречь нужно! Лучше запомнить пару новых слов, чем имя какого-то бога. Вот станет окончательно понятно в какой стране я буду работать, тогда углублённо и изучу её иконостас. А пока мне вполне достаточно и общего представления…

Я встал с кресла и вместе со всеми потихоньку пошёл на выход, уйдя мыслями вперёд, к сегодняшнему вечеру.

Может, ну его, и лучше пойти в концертный зал и начать готовиться? Вечером у меня с парнями выступление на самодеятельности. Будет совместный концерт. Корейцы будут показывать, чего они умеют, наши, институтовские, будут выступать «в ответку». Один из концертных номеров за моей группой. С парнями долго думали: чего бы такого придумать, чтобы не ударить, так сказать, по-полной «фейсом об тейбл»? С корейцами тягаться сложно. У них поддержка эстрады возведена чуть ли не в ранг национальной программы. Вся молодежь поёт и танцует как сумасшедшая по двадцать четыре часа в сутки, мечтая стать звездой. Тут как-то в СМИ писали, что в Южной Корее за прошлый год в среднем по две новые группы в месяц дебютировали. Это вам не тут, где ничего не делая, все спокойно ждут, когда какой-нибудь «самородок» вдруг вылезет и, не требуя никаких вложений в себя, осчастливит своим талантом всю Россию-матушку… А все непричастные потом ещё и «бабки» будут с него стричь…

Короче, думали мы с парнями, думали и наконец придумали! Взяли один из последних хитов группы T-ara — «Number Nine» и написали к нему свои слова. На русском.

(от автора. Что получилось, послушать можно здесь — https://yadi.sk/d/_j1pcTbpgPgah )

(от автора. Исходник песни T-ara тут — http://www.youtube.com/watch?v=Qk52ypnGs68 )

 

А что? Корейцы русский учат, должны шутку понять. И музон там хороший, ритмичный. Я оранжировочку сделал, я это умею. Думаю, будет нормально. Не осрамимся. А чтобы уж совсем точно не опозориться, нужно бы сейчас пойти и посмотреть, что там с подготовкой происходит…

— Юркин, ты не забыл, что должен выступить на диспуте?

Оборачиваюсь на голос. Леночка Гречкина! Шухер! Крокодилы — «атакуюе»!

— Конечно, помню, Ленусик, — со слащавой улыбкой ответил я.

Ещё бы тут забыть! Я бы, конечно, просто так добровольно на такую дурь не пошёл бы, но в ректорате обещали «двум особо отличившимся активистам» поездку в Корею. На разговорную практику. Хоть мне очень хочется в Корею, но с Гречкиной, в пасть к её подругам идти абсолютно нет никакого желания. Они там придумали провести диспут на тему «Проблемы равноправия женщин в современном обществе» и притащить на него наших гостей. Да, это беспроигрышный ход… Корея — одна из немногих нормальных стран, в которой сохранился здоровый патриархальный уклад. Поэтому тутошние вопли про то, что бабам чего-то не додают и жить они поэтому нормально не могут, гарантируют корейцам круглые глаза и впечатления на всю оставшуюся жизнь. В Корее, там всё чётко. Там следят за тем, чтобы женщины никуда не лезли, куда им не положено, и поэтому страна нормально живёт себе и развивается. Не то что вырожденка-Европа, гибнущая в стальных объятиях матриархата. Так что наши «больные на голову активистки» вместе Гречкиной это точно рассчитали. Скандал — это всегда скандал! А поскандалить пригласили меня и ещё нескольких парней, у которых язык хорошо подвешен. Сценарий действа таков: женская половина, присутствующая на этом фемошабаше, выкатывает претензии к присутствующим мужчинам; те в ответ: возражают, желательно с проявлением мужского шовинизма, ретроградства и домостроя. Девушки начинают полемику. Шум, крик, гам, борьба идей, свобода слова и всяческая иная либерастия. Итог — корейцы потрясены разгулом демократии в России и уезжают к себе в полном ауте. У них-то такого точно нет! А вот у нас — есть! И мы, типа, круче получаемся. Дурь полная, и нормальный человек участвовать в этом не станет, но, повторюсь ещё раз, очень хочется в Корею… Может, если постараться, я стану одним из этих двух «особо отличившихся активистов»? Полчаса позора и ты в Корее…

— А ты — подготовился? — заглядывая мне в лицо, интересуется Гречкина.

— А то! – солидно отвечаю я, — ночь не спал, слова искал!

— Тогда — пошли!

— Ну пошли, — индифферентно пожав плечами, выказываю я согласие и направляюсь по коридору вслед за нею.

Не то что бы Леночка страшная… Просто, когда она смотрит на парней, у неё такое лицо, словно она прицеливается — откуда кусок мяса выдрать? Возможно, мне это только кажется, поскольку я в курсе, что Ленусик усиленно работает над бизнес-идеей приобретения мужа для своего светлого будущего. Но всё равно, даже без этого, есть у неё в глазах нечто такое… аллигаторное. Причём, мужем у неё может стать любой. Любой, в смысле с нашего потока и с института. Любой парень, лишь подходящий под её критерии. Я подхожу и тоже могу им стать. Могу, но не хочу. Ибо знаю, что она, будучи ещё на первом курсе, на даче у Коляна, в «группен секс» участвовала. Колян мне сам в подробностях рассказывал. И не один раз там такое было. До тех пор было, пока Кольку со всей его компанией не «замёл» его отец, не вовремя вернувшийся из города. Колян тогда получил конкретных люлей и чёткое указание: «блядей на дачу не водить!» После чего любителям оргий пришлось искать для своих забав новое место. Но, как говорится, кто ищет, тот всегда найдёт… Я тогда не участвовал в ихнем действе, ибо был на тот момент скромным, домашним мальчиком, только-только окончившим музыкальную школу… Это я сейчас испортился. Понасмотрелся по кабакам всякого… Ну и попробовал, конечно. Тем более, что проблем с этим никаких нет. Молодым, не страшным на морду парням вообще сложно играть музыку во всяких там питейно-увеселительных заведениях. Подвыпившие девки, пришедшие за приключениями — это что-то. Сквозь стены пройдут, но приключений на свой зад всё равно найдут. Порою реально приходится думать: как бы незаметно исчезнуть, чтобы не стать жертвой этих самых приключений? Впрочем, не только молодым музыкантам сложно. Бармен Жорик, которому уже за тридцатник, тоже «перегрузки» испытывает. После полуночи вечно у него в подсобке какая-нибудь баба сидит. Ждёт, когда её трахаться повезут. Один раз две девахи там даже подрались. За поездку на «олимпиаду» боролись, хе-хе… Жоре, полезшему их разнимать, «по запаре» морду расцарапали. Тот озверел и натурально пинками в зад выпинул этих пьяных кошек из своей подсобки. Как я понял, в тот вечер он остался без секса, но по его виду я бы не сказал, что он выглядел от этого огорчённым. Конечно, чего там жалеть, если у него день через день такая бодяга творится? Похоже, Джорджика такая жизнь слегка утомила. И мне кажется, может даже и не слегка.

Как-то днём, ещё до открытия, зашли мы с парнями в кабак вернуть аппаратуру, которую таскали на выступление. Заходим и видим картину маслом: в пустом зале, за столом, сидит Жорик и, подперев рукою подбородок, грустно слушает радио, смотря куда-то сквозь стену невидящим взором. А по радио Семён Слепаков ему проникновенно поёт, жалуясь:

 

Я затрахался трахаться…

Я реально затрахался…

Не хочу тебе плакаться,

Но ещё больше — трахаться…

 

(послушать можно тут — http://www.youtube.com/watch?v=qVmsCAbKZnY )

 

Услышав шум, Жора вернулся из астрала, сфокусировал взгляд на нас и, глубоко вздохнув, сказал: Мужик, Слепаков! Понимает…

Может, у Семёна тоже — день через день? С чего-то ж пришли ему в голову такие слова? А судя по той активности, которую порою излучают пьяные «юные невинные девушки», это вполне может быть…, Впрочем, бабы в возрасте в этом плане тоже стараются не отставать от «юных дефффф». Оо-о, этот хит всех времён и народов от Натали! Вах, сколько мы его исполняли! Думал, язык сотрётся. Короче, типичная картина, повторявшаяся каждый вечер, в течении последнего полугода: стоит, значит, на танцполе тётка, тело без талии, «сарделька» такая, в туфлях на здоровенных шпильках и голосит на весь зал, во всю мощь своих связок: «О боже, какой мужчина!!» А потом начинает бить «копытом» в пол, требуя: «я хочу от тебя сына! И я хочу от тебя дочку, и точка, и точка!» И непонятно, то ли прямо тут, прям сей миг, обеспечить ей требуемое, то ли везти её куда, срочно, пока не протрезвела… Пипец полный. А ещё говорят — мужики, озабоченные… Не верь ушам своим, верь глазам! Кажется, Козьма Прутков сказал, хотя, я могу и ошибаться…

Поэтому с девушками я стараюсь… аккуратненько так. На расстоянии. Не, если потрахаться — это всегда пожалуйста, если она симпатичная, а в остальном… Врут они постоянно. Всё ими сказанное лучше сразу множить на ноль. И жить без проблем. Ибо не разберешь, где они «пургу гонят», а где правду говорят. Та же Гречкина, к примеру, днём, скромная такая, в библиотеке книжки берёт, не курит, одета не вульгарно, даже не красится особо. Но вечером может запросто у Жорика на дежурство в подсобке заступить или на дачку к Коляну поехать. Не знай я про неё, и не подумал бы даже… И главное, наглая такая! Глазки она мне строит! Что не знает, что все давно в курсе? Дура совсем, что ли? Головой бы своей хоть немножко бы подумала — нафиг мне такая жена нужна? Чтобы мне потом всем институтом рассказывали, как она умеет? Ага, щас! Разбежалась!

Впрочем, Леночка глазки строит всем. За остальным женским коллективом тянется. Наши девочки на четвёртом курсе усиленно невеститься стали. Всех перспективных женихов в округе окучили. Пожалуй, без постоянных девушек из нормальных парней на нашем факультете остались только я и Серёга Шапкин. Я — «бегаю», а Шапкин — мажор. Папа ему там какую-то «тёлку с деньгами подгонит», как он брякнул как-то по-пьяни. У неё там офигительно крутой папа, чуть ли не олигарх, а может даже и олигарх. Короче, наши простушки ему — «не пляшут». С Серёгой всё ясно. Деньги у него есть, будет ещё больше, а менять «бабок» на «любофф» он не собирается. Женский пол это уже давно просёк, и поэтому его особо не донимают. Так, иногда проверяют, типа — «а вдруг»? У меня же денег нет, но преподы меня хвалят и говорят, что я вполне могу сделать хорошую карьеру. Поэтому на меня — «есть спрос». «Пусть не сразу, так потом» — наверное, так думают наши девушки, оценивающе рассматривая меня. Все они, как одна, в России оставаться не намерены. Все хотят жить и работать за границей. А я — потенциальная стартовая ступень, на которой можно перелететь за эту границу. Поэтому я и «бегаю», поскольку знаю, что стартовые ступени всегда сбрасывают, чтобы не мешали дальнейшему высокому полёту… Для себя я решил так: если вдруг знакомиться с девушкой, так ни говорить при этом, кто ты и откуда. Наладить простой человеческий контакт для начала. Без всяких отягощающих обстоятельств, вроде тех — кто, сколько зарабатывает и у кого какие перспективы и возможности. И постараться натихую разузнать по каким кабакам она шлялась и на какие дачи она ездила, чтобы не офигевать потом…

— Заходи! — командует Леночка, остановившись возле двери аудитории.

— Только после вас, мадам!

— Заходи первым. У нас ведь равноправие. Сбежишь ещё…

— А что, надо? — интересуюсь я, распахивая дверь.

Мгновение спустя я понял, что было — надо! В аудитории за партами сидели одни бабы! Все их оппоненты куда-то слиняли, и из мужиков был только я.

Похоже, я крупно влип… — подумал я, переведя взгляд с амфитеатра на сцену, на которой за столом сидели члены корейской делегации с интересом смотря на меня.

Блин! Но не убегать же испуганно на их глазах! Вот, парни — гады. Подставили! А Гречкина под конвоем привела. Ладно. Как там фраза-то звучит? «Если у вас лимон, сделайте из него лимонад»? Так, кажется? Ок, буду жать лимонад. Какая там заявка на тусняк была? Мужской шовинизм и сатания? Хорошо, будет шовинизм и сатания!

 

 

— Ну и какие же это у нас права женщин ущемляют? Какие? Лично я вижу, что женщины вокруг меня что хотят, то и делают. Хотят — спортом занимаются, хотят — в космос летают, хотят — в думе сидят или бизнес свой прокачивают. Разве это не так? Власть, деньги, свободный выбор профессии и места жительства. Что ещё вам для свободы-то не хватает?

— Юркин, а ты знаешь, что по статистике женщины получают заработную плату примерно на тридцать процентов меньше, чем мужчины?

— Не знаю, откуда у тебе такие секретные данные. В нашей стране на госпредприятиях — тарифная сетка. Всем платят по сетке. А в ней нет деления на мужскую и женскую половину. Никаких гендерных вычетов в ней нет. Это совершенно точно, я лично узнавал. О каких тридцати процентах ты говоришь?

— А в частной фирме? Там всегда на той же должности женщине платят меньше, чем мужчине.

— В частной фирме — кто как договорился, тот так и получает. Не нравится — уходит в другую контору. Если ты не можешь продать себя дорого, то это всего лишь проблемы отсутствия у тебя головного мозга и ничего иного. Это капитализм. Все крутятся, как могут. И женщины, и мужчины.

— Но всё равно, Юркин, ты же не станешь отрицать, что к женщинам на работе у нас другое отношение, чем к мужчинам?

— К тем, кто ничего не делает, а целыми днями только трепется, выбивая себе какие-то привилегии, — да. А к тем, кто работает, к тем, кто профессионал, к тем отношение нормальное. Вот возьми нашу кафедру хотя бы. Половина преподавателей — женщины. Две из них — профессора, сама их знаешь. Ну и где, позволь тебя спросить, их тут — ущемляют? По мне, так они сами кого хочешь ущемят… (Смех в аудитории)

— Я тебе говорю о мировой статистике!

— А зачем мне мировая статистика? Ты мне ещё про трудную жизнь женщин островного племени тумба-юмба расскажи!

— А что, они не женщины, что ли?

— Может и женщины. А помнишь, что профессор Преображенский про помощь голодающим в Африке сказал? «У нас свои проблемы есть!» — вот, что сказал он. Пусть они там сами разбираются. У нас тут своя… Африка!

 

— Ты ещё скажи, что женщинам высшее образование не нужно!

— Если подходить по нормальному, то, в общем-то да…

— Как это — «по-нормальному»?

— Ну, смотри. Демографы подсчитали, что для того, чтобы нация росла, нужно, чтобы каждая женщина рожала в среднем три целых двадцать пять сотых ребёнка. Слышала такую цифру?

— Слышала.

— Давай теперь считать. Три целых двадцать пять сотых — родить именно столько, я понимаю, сложно, поэтому округлим до четырёх. По уходу за ребёнком наше государство даёт женщине три года. Умножаем три на четыре — получаем двенадцать лет. Институт девушки заканчивают в двадцать два — двадцать три. Год поработать, туда-сюда, замуж, декрет. Ну, где-то двадцать четыре, двадцать пять — первый ребёнок. Прибавляем к этому возрасту двенадцать лет. Получаем тридцать пять — тридцать семь лет. Вот у меня вопрос: кому нужен специалист, который, грубо говоря, ни дня не работал по профессии? А ведь он учился. На него тратились человекочасы и материальные ресурсы, которые фактически вылетели в трубу. Зачем? Зачем он занимал чьё-то место? Чтобы найти себе мужа в институте? И всё? (Очень неодобрительный гул женских голосов в аудитории.)

— Поэтому нужно создать условия, чтобы женщина могла восстановить свои профессиональные навыки после перерыва!

— Ага. Вот представь: у тебя внезапно заболел зуб. Ты ночь промучилась, а утром побежала в зубоврачебную клинику — сдаваться. Прибегаешь туда, а там на ресепшене тебя встречает улыбчивая девушка, которая тебе радостно так говорит: как хорошо, что вы к нам пришли! У нас все врачи по записи, но вчера на работу вышла женщина, которая десять лет сидела по уходу за ребёнком. Она с удовольствием поковыряется в вашем зубе, пытаясь вспомнить, что там и как! Пожалуйста, проходите!  (Смех в аудитории.)

— Лен, скажи честно, услышав такое, ты пойдёшь помогать этой женщине поднимать её профессиональный уровень? А? Вот только честно? Я уверен, что ты со всех ног кинешься в другую клинику искать врача, у которого была непрерывная практика каждый день. Ты же не дура и не враг себе. Так ведь?

— Сергей, то, что ты сказал — это большая проблема для женщин, выходящих на работу после перерыва, связанного с деторождением. Необходимо создавать условия, при которых женщина, родившая детей и выполнившая свой долг перед обществом, могла бы с наименьшими усилиями вернуться к работе…

— А кто за это будет платить?

— В смысле?

— Ну, просто так ничего не бывает. Чтобы поднять профессиональный уровень, нужны какие-то курсы, какие-то преподаватели, какие-то материальные и временные затраты. За всё это нужно будет заплатить. Кто это сделает?

— Руководство предприятия должно иметь для этого специальный фонд…

— Работодатель? Ага. Прямо он так и кинется из своего кармана чью-то учёбу оплачивать. Даже если его законом обяжут это делать, то тогда где он средства возьмёт? Взять их он может только в одном месте — у меня. У покупателя. А это значит, что вся его продукция подорожает, ибо в её цену вобьют деньги на наполнение этого фонда. Мне это нужно, чтобы продукция дорожала? Нет, не нужно. Да и никому не нужно. Вон, спроси кого хочешь, согласны ли они оплачивать переучивание каких-то неизвестных им женщин ростом стоимости услуг и товаров? Вряд ли найдётся много желающих встать на этот скорбный путь…

— Юркин, но она же детей рожала! Долг перед Родиной выполняла!

— Если за выполнение долга требуют оплату, то это уже не долг, а нечто иное… У мужчин, между прочим, тоже никто долг не отменял — детей этих кормить. Пусть мужчинам тоже тогда льготы дают… (Неодобрительный гул в аудитории.)

— И что ты предлагаешь?

— Пусть женщины сидят дома и занимаются детьми. Мужчины работают. До двадцатого века всегда так было. Вон, спросите, как в Южной Корее дела обстоят? Всё именно так и устроено. Поэтому страна нормально живёт и развивается. А у нас, да и в Европе тоже, вместо развития — ежедневный цирк на конной тяге…  (Смех в аудитории.)

— То фемен голышом, то министры в одних трусах после развода бегают… А экономика — стоит.

— То есть ты — за патриархат?

— Да, я за патриархат и за мужской шовинизм. Я консерватор. Аллилуйя!  (Неодобрительный гул женских голосов в аудитории.)

— Значит, ты отказываешь женщинам в праве, на равных, вместе с мужчинами участвовать в развитии общества? Так?

— Ну, вы сами это признаёте. Требуя женщинам льгот и привилегий, вы тем самым говорите, что при нормальных условиях женщина не может участвовать в его развитии, ибо ей нужны какие-то особые, тепличные условия.

— Женщина в жизни слабее мужчины. Это естественно, что ей нужна дополнительная поддержка.

— Постой. Но мы же вроде за равноправие тут говорим? Равноправие — это конкуренция на равных, без всяких льгот. Какие такие льготы тогда? Неконкурентоспособен? Сиди дома и не чирикай. Есть, что предложить — выходи и предлагай! Вся правда жизни. Если же вы, Гречкина, ставите себе задачу улучшить жизнь людей, сделав законы более человечными, тогда пишите в законах слово гражданин, вместо слова женщина. И тогда вас поддержат не только женщины. Мужчины — тоже люди, тоже жить хотят… (Смех в адитории.)

… — По нынешним временам, самое главное — не плоть и не душа. Самое главное сегодня — это деньги!

— А любовь? Хочешь сказать, что она тоже после денег стоит?

— Когда я вижу, сколько бабла поднимают на День Святого Валентина или на то же Восьмое Марта, продавая это светлое чувство оптом и в розницу, то у меня невольно начинают возникать сомнения в самом смысловом значении этого слова. Думаю, что между словом любовь и деньги можно смело ставить знак «равно». Говорят, что до семнадцатого века понятия любовь, вообще не существовало. И ничего, как-то жили. А сейчас прямо все как с цепи с этой любовью сорвались. Опять же классики. Помнишь фильм «Здравствуйте, я ваша тётя?». Как там Калягин пел: «И не цветёт любви цветок, без славы и успеха-а!» А? Ну, подумай сама, кому ты нужен, если ты хороший, добрый и весёлый бомж?

(смех в аудитории)

— Уважаемые гости нашего форума! К сожалению, наше время подошло к концу. У нас вышла, на мой взгляд, весьма интересная и познавательная дискуссия, которая, как я надеюсь, дала понять, какое виденье мира существует в головах наших современников, в особенности у мужчин. Спасибо всем за это. А теперь, наше мероприятие, я объявляю — закрытым!

(аплодисменты в аудитории)

— Ну, Ленусь, я вытянул твоё «мероприятие»? Считай, буквально реанимировал этот труп.

— Юркин, где ты только такого понахватался?

— Это циничный взгляд на жизнь современного, прагматичного мужчины. А что? Чем он тебе не нравится? У нас свобода мнений. Кто что хочет, тот то и несёт…

— Ну, ты и тип, оказывается, Юркин…

— Нормальный я тип. Ты, главное, в деканат отметочку не забудь сделать, что я тут жизни и своего доброго имени не щадил в борьбе за плюрализм мнений! В одиночку, заметь!

— Блин, Юркин!